raven II

Старое интервью Ю.Н. Афанасьева об образовании

Вот некоторые выдержки из некоторого старого интервью Ю.Н. Афанасьева по поводу образования, которые показались мне примечательными. Может многие читали, но не так давно на него наткнулся. Впрочем, это старая тяжба между обладателями смысла и формы. В квадратные скобки, где это возможно, жирным шрифтом я включил вопрос журналиста, чтобы читался единый текст. Но я думаю, имеет смысл почитать интервью целиком.
Объяснить [то, что по данным ЮНЕСКО, молодежь России по своему интеллектуальному уровню в последние годы стремительно перемещается с третьего места куда-то на семидесятое] можно как раз устойчивостью мифа о лучшем в мире образовании. Нашими успехами в космосе, достижениями в физике, математике - в науках, требующих точных специальных знаний. Что же касается общего, универсального образования, в частности гуманитарного знания, ситуация прямо противоположная. Очевидно, способ познания, в котором мы так преуспели и который можно назвать формализованным, рецептурно-номиналистским, вполне достаточен для развития аналитического мышления, для овладения формами. Для осмысления целостной картины бытия, для размышлений о смыслах, о сути необходимо другое мышление, где соотнесенность синтеза и анализа существенно меняется. Владение формам и здесь не только не помогает, но часто мешает. Искать смыслы с помощью обычной логики бесполезно.
.........................
[Смыслы доступны] не всем. А специалисту, как выяснилось, для успешного функционирования они и не нужны вовсе. Он знает формулу, умеет, например, правильно рассчитать угол наклона балки, а может и сам вывести какую-то следующую зависимость, остроумно применить. Но, скажем, какое место в осмыслении мироздания занимает эта наука и почему первый мыслитель, выделяя ее в отдельный предмет, дал ей именно такое название - это нашему специалисту знать необязательно.
Кстати, слова «формула», «формы» - вовсе не хулительные. От них не стоит шарахаться как от чумы. Конечно, оперировать формами и понимать их возможные смыслы - не одно и то же. Но все-таки анализ исходной формы, опознание, вычленение, синтез стандартных кирпичиков, а работоспособную модель требуют известной изобретательности, сообразительности и находчивости, по-своему развивают человека. Однако все формы учат потребительскому и, значит, зависимому, рабскому отношению к научному знанию. Аккуратно расфасованная, дидактически выверенная, подготовленная к употреблению информация сама по себе никак не располагает к поиску смыслов. Напротив, она агрессивно предписывает свои деятельностные и организационные формы.
..............
Если я правильно вас понимаю, шутливое изречение Козьмы Пруткова«специалист подобен флюсу»превратилось в диагноз. Отличное владение формами способно ограничить разум, какие-то каналы сознания перестают работать и количество формальных знаний не переходит в новое качество, не обеспечивает прорывов к сути? Напротив, человек становится своего рода роботом, послушной частью какой-то системы?
- Системы вполне определенной. Преимущественные и весьма устойчивые организационные формы современной цивилизации в виде социальных машин породили весьма для себя удобную разновидность homo faber – человека функционирующего, человека-элемента, человека - винтика той или иной машины. Основная его задача - служить Системе. Это верно не только относительно производственных или административных систем. Функционированию машины «Наука»тоже нужны не познавательные смыслы, не качество знания, а эффект, оправдывающий существование ее в системе других машин. Так закрепляется в общественном сознании оценка значимости научного прогресса, основанная исключительно на уважении к материальным достижениям, побеждает знание-сила, знание, преобразующее мири направленное на внешнюю, зримую деятельность. Оно же и находит отражение в учебных материалах для всех звеньев системы образования. Машину «Образование» в свою очередь вполне устраивает знание, носящее рецептурно-технологический характер. Оно легко укладывается в хорошо отлаженную репродуктивную процедуру обучения, которая успешно поставляет кадры, в том числе и машине «Наука». Таким образом, и культивируется только один тип человека. Долгое время этот тип вполне устраивал наше государство, как и многие другие государства мира. Но в обществах с выборными механизмами власти люди, мыслящие узко (даже весьма умные, но в силу укоренившейся профессиональной привычки, отказавшиеся от самостоятельного осмысления мира в любых проявлениях, лежащих вне сферы их компетенции), становятся легкой добычей современных средств массовой пропаганды. Человечество вступило в эпоху, когда главным оружием в любых крупных конфликтах стало воздействие на сознание людей, умелое манипулирование массовым сознанием. На этом этапе функциональная ограниченность совместного бытия социальных машин становится опасной. И если в обществе нет других инструментов формирования человека - главным образом среды и инфраструктуры самообразования, - это может привести к настоящему национальному, а то и всеобщему бедствию.
.....................